Такого «веселого» сезона не было давно. Курс в начале декабря дошел чуть ли не до 80 рублей за доллар, нефть опустилась ниже 60 долларов за баррель, а санкциям не видно ни конца ни края. Такое важное для розничных продаж потребительское кредитование сворачивается, а к тем кредитам, что есть на рынке не подступиться, проценты «кусаются». Труднее стало найти кредитные ресурсы и крупным фирмам.

Мы попросили специалистов ответить на, возможно, не самые простые вопросы. Насколько оправ- даются их мнения и прогнозы? Об этом будут судить читатели, которые прочтут этот материал позже – в период распространения нашего журнала на международных выставках с января по ноябрь 2015 года.

Предварительно мы попытались сегментировать Российский меховой рынок, чтобы возможность высказаться была у профессионалов из каждого звена нашей общей меховой семьи.

Вот какие вопросы мы поста- вили перед нашими отваж- ными коллегам, и вот какие на удивление неодинаковые ответы мы от них получили.

ЯМ: Станет ли сезон 2014-2015 провальным для меховой отрасли России? Определите уровень спада: замедление, кризис, катастрофа или «свет в конце тоннеля»?

Андрей Ипатов: Сезон 2014-2015 провальным не станет. Может наблюдаться некоторое падение объемов продаж, вызванное общим снижением платежеспособного спроса. Конечно же, большое влияние на результат, как всегда, окажет фактор погоды.

Игорь Гуляев: Мы сейчас ощущаем кризис во всех сферах нашей жизни, что вызвано политической обстановкой. И скрывать это бессмысленно. А те, кто говорит, что в фэшн-бизнесе у них нет проблем, лукавят либо просто ничего не понимают.

Андрей Каляев: Этот сезон станет продолжением серьезного кризиса в меховой сфере, причем не только в России, но и во всем мире.

Любовь Салимова: Уровень спада в сезоне 2014-2015 я бы определила как кризис.

Ирина Михайлова: Сезон 2014-1015 провальным не станет. В настоящее время почти все наши клиенты имеют большое количество заказов на пошив меховых изделий.

Эльфира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Считаем, что сезон 2014-2015 будет кризисным.

Николай Бойко: Мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 году, не только не закончился, но даже еще не достиг своего апогея. Результаты последних лет, увы, не вселяют оптимизма. Это относится как к меховой отрасли в частности, так и ко всей российской экономике в целом. Для немногих «крепких» меховых компаний грядущий сезон будет кризисным, но они выживут и смогут продолжить свою деятельность. Для целого ряда мелких предприятий и особенно индивидуальных предпринимателей это будет катастрофа, разорение, закрытие, уход с рынка.

Алексей Семкин: Не стал бы заранее говорить о том, что сезон провальный – слишком много факторов и слишком много участников рынка. Кто хорошо все продумал заранее – тот будет в плюсе. Кто временщик – тот будет в минусе.

Андрей Малых: Думаю, что сезон 2014-2015 станет провальным и не только для меховой отрасли. Уровень спада можно определить как «кризис-катастрофа».

ЯМ: Какие факторы оказывают негативное влияние на меховую отрасль России в этом сезоне?

Алексей Плеханов: Мы наблюдаем значительный спад продаж пушно-мехового сырья и готовых изделий как в России, так и во всем мире. В качестве внутренних причин можно отметить сокращение покупательской способности, резкое падение курса рубля, сокращение программ потребительского кредитования. Люди стали больше тратить на предметы первой необходимости и отложили дорогостоящие приобретения на лучшие времена. Внешние факторы так же добавляют негатива: теплые зимы в последние годы, международная нестабильность, перепроизводство звероводческой пушнины, приведшее к падению цены на мировых аукционах, замедление экономики Китая, а также сокращение его внутреннего спроса. В итоге, на складах меховых компаний по всему миру остались большие объемы не проданного товара. Естественно, меховой рынок отреагировал значительным падением, в особенности в России. Подобного одновременного влияния столь многих негативных факторов сложно вспомнить. Даже в 2008-2009 годах все было намного легче, а потому и ситуация выправилась быстро. Но не стоит называть данный процесс катастрофой. Мы живем в холодных климатических условиях, и меховые изделия будут продолжать пользоваться спросом. Особенно если впереди предстоит холодная зима. Падение курса рубля позволит российским производителям быть конкурентоспособными на внутреннем рынке.

Андрей Ипатов: Негативное влияние на меховую отрасль оказывают общее снижение реального платежеспособного спроса, девальвация рубля и, как следствие, неизбежный рост цен на меховые товары. Что, в свою очередь, еще больше снижает реальный спрос. В силу санкционной политики наблюдается рост стоимости кредитов как для бизнеса, так и потребительских.

Игорь Гуляев: Политическая ситуация диктует настроения, спад рубля и непонятная ситуация с нефтью также не вселяют уверенности в завтрашнем дне.

Андрей Каляев: Главный негативный фактор – общий кризис, который вызывает снижение покупательной способности населения. Отрицательную роль играют и новые законы в финансовом секторе и экономике.

Любовь Салимова: Самые серьезные проблемы – это перенасыщенность и затоваривание рынка. Сложное международное и экономическое положение в РФ и, как следствие, низкая покупательская способность. В сущности, сезон сократился до двух месяцев торговли.

Ирина Михайлова: Негативное влияние на меховую отрасль в этом сезоне могут оказать теплые климатические условия.

Эльвира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Среди отрицательных факторов стоит отметить падения рубля, внешнеполитическую ситуацию, нестабильность и неопределенность в ведении бизнеса, общий экономический спад, обнищание населения, скрытое увеличение налогов и таможенных тарифов.

Николай Бойко: На мой взгляд, российская меховая отрасль практически исчезла после развала Советского Союза. То, что сейчас существует, является всего лишь одним из направлений торговли: практически отсутствуют серьезные меховые производства и крепкие зверохозяйства, уничтожена научная база отрасли. Впрочем, есть еще, по крайне мере, два отрицательных фактора. Меховая шуба перестала быть предметом престижа. Норковые шубы продается почти везде, даже на продуктовых рынках. Они есть почти у всех: в них ходят в магазин и на работу, ездят в автобусе и в метро. Возможно, в них скоро будут мести улицы. Не важно, почему это произошло. Важно то, что наши женщины перестали вожделеть норковую шубу. В последние десятилетия появилось огромное количество современных сверхтеплых, сверхпрочных, сверхлегких материалов. Одежда из этих материалов поражает своей элегантностью, креативностью, практичностью и, зачастую, сравнительной дешевизной. Эти причины привели к резкому снижению интереса к изделиям из натурального меха не только в России, но и во многих других странах.

Алексей Семкин: Главный негативный фактор – общеполитическая ситуация, в которую нас усиленно загоняют.

Андрей Малых: Негативное влияние на меховую отрасль России в этом сезоне оказывают внешняя и внутренняя политика государства; драконовские условия для развития малого и среднего бизнеса (точнее, отсутствие цивилизованных условий); избыточное предложение на рынке некачественных импортных меховых изделий; отсутствие «меховых» климатических условий – «поздняя и теплая зима».

ЯМ: Какие факторы, на ваш взгляд, оказывают поддержку ситуации в меховой отрасли России в этом сезоне?

Андрей Ипатов: Могу выделить только один фактор, который позитивно отражается на меховой отрасли России. Это снизившиеся в прошедшем аукционном цикле цены на сырье, что позволило производителям немного снизить цены или давать дополнительный дисконт при продаже.

Игорь Гуляев: Единственное, что сейчас помогает держаться на плаву – мир идей. Лучшая антикризисная мера – это способность создавать уникальный продукт, который будет пользоваться спросом не только на локальном уровне, но будет востребован по всему миру.

Андрей Каляев: Высокий курс доллара делает продукцию российских производителей более конкурентоспособной. В настоящее время шубы производства нашей фабрики, даже из цветной норки, либо дешевле китайских, либо стоят столько же. Если, конечно, отечественные звероводы опять не поднимут цены.

Любовь Салимова: Самое позитивное заключается в том, что низкий курс рубля дает новые возможности российским производителям, использующим отечественное сырье.

Эльфира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Самый главный позитив – падение цен на мировых меховых аукционах.

Николай Бойко: Я вообще не вижу каких-либо поддерживающих факторов. Единственное утешение в том, что после тяжелой болезни, если она не заканчивается летальным исходом, наступает выздоровление. Предприятия, которые сумеют удержаться, окрепнут и смогут на «расчищенном» меховом поле построить новый цивилизованный рынок.

Алексей Семкин: Покупатели все также лояльно относятся к мехам и продолжают их покупать несмотря ни на что.

Андрей Малых: На мой взгляд, все держится на «голом» энтузиазме производителей и надежде на русский «авось».

ЯМ: Поясните специфику вашего сегмента меховой отрасли. В чем особенность текущей ситуации именно в вашей области?

Алексей Плеханов: Наша компания занимается продажей пушно-мехового сырья на аукционе в Санкт-Петербурге. Основным реализуемым товаром являются шкурки соболя. Спрос на него остается высоким, и мы надеемся на дальнейшее сохранение уровня продаж. В первую очередь, это объясняется ограниченными объемами добычи. Соболь обитает только в России, и его клеточное разведение не так велико. Благодаря высокому качеству соболиный мех используется в дорогих и эксклюзивных моделях, спрос на которые даже в условиях кризиса остается стабильным. Однако общая тенденция в отрасли не обошла стороной и нашу сферу деятельности. Цена на соболя значительно снизилась вслед за общим падением рынка.

Андрей Ипатов: В сегменте «мехового сырья, его обработки и полуфабриката» сложилась следующая ситуация: по результатам сезона 2013-2014 года из-за «плохой» зимы остался большой нереализованный остаток товара, что вызвало увеличение просроченной дебиторской задолженности, а также снижение объемов закупок сырья в текущем сезоне. У продавцов сырья, в свою очередь, также увеличились нереализованные остатки, причем закупленные в прошлом сезоне на максимальных ценовых уровнях. Итак, мы имеем: большие товарные остатки сырья и изделий с высокой себестоимостью; серьезную просроченную дебиторскую задолженность, по моим оценкам составляющую до 40% от годового оборота и вызывающую снижение уровня доверия между участниками рынка. В последние месяцы ситуация еще больше осложнилась из-за девальвации рубля: продавцы сырья в среднем закупают от 50 до 70% импортного товара, а продажа, в том числе и с отсрочкой платежа, в 90% случаев осуществляется в рублях. Таким образом, продавцы сырья полностью принимают на себя все валютные риски и сейчас несут потери в среднем до 25-30% от цены реализации. Из-за снижающейся покупа- тельной активности и слабости мехового рынка в целом мы не можем поднять цены, так как это неизбежно вызовет резкое снижение или полную остановку продаж. Поэтому
в текущем сезоне большинство операторов нашего сегмента рынка стараются продавать даже несмотря на потери.

Игорь Гуляев: Я занимаюсь изготовлением одежды премиум-класса, мои коллекции отшиты вручную российскими специалистами, это не китайский масс-маркет. Мои клиенты – люди требовательные и искушенные. Я намеренно избрал этот путь, каждым своим изделием я стараюсь превзойти свой же результат
и соперничаю с собой вчерашним. Качество изделий моего бренда никто не сможет поставить под сомнение. Я – перфекционист. Это невероятный труд – контролировать качество и постоянно генерировать новые идеи. Но результат этой работы, признаюсь, сладок. Оставляя позади конкурентов, ты идешь вперед, несмотря на жизненные неурядицы и сложную общемировую ситуацию.

Андрей Каляев: Мы занимаемся и производством изделий, и их продажей. Как производители мы выигрываем от высокого курса доллара, но пока звероводы не подняли цену на отечественное сырье. Увы, это преимущество не будет достаточно долгим – оно продлится до первых аукционов. Рынок стал глобальным, цены на шкуры устанавливаются не в России, а на аукционах в Европе и Америке. Ну а как продавцы, покупающие шубы в Китае и Греции, мы, естественно, проиграем.

Любовь Салимова: Мы реализуем меховой товар собственного производства в магазинах, расположенных в торговых центрах, рассчитанных для среднего класса. Увы, у нас очень высокая арендная плата при ярко выраженной сезонности торговли. При повышении цен на продукты питания наш покупатель все отчетливее воспринимает мех как роскошь. Кроме того, плачевные последствия несет нынешняя теплая зима.

Эльвира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Мы торгуем меховыми изделиями в специализированном магазине. У нас вызывают опасения многочисленные выездные меховые выставки, которые сбивают с толку клиентов, предлагая низкосортный товар. Их устроители не несут расходов по аренде и оплате персонала в течение всего года. Они просто крадут у нас клиентов.

Николай Бойко: Объединение «Мехрегионторг» – это компания по обслуживанию предприятий меховой отрасли. Наша деятельность многообразна и многопрофильна. Это логистика, перевозка и таможенное оформление меховых грузов, а также страхование и сертификация товаров. Для наших постоянных клиентов мы предоставляем услуги по финансированию и кредитованию заказов. В Гонконге, Дубае, Пекине и Торонто Объединение имеет свои офисы, что позволяет нам оперативно решать многие коммерческие вопросы внешнеэкономической деятельности. Наше благополучие напрямую зависит от благополучия клиентов. С другой стороны, если у предприятия нет проблем, то нет резона пользоваться нашими услугами. Так, лет пять назад, когда в отрасли появились первые признаки затоваривания, а доступ к кредитным средствам стал затруднителен, мы организовали систему финансирования и кредитования заказов. Так что и в чужих проблемах можно найти свою выгоду, главное – правильно оценить силы, распределить и мобилизовать ресурсы.

Андрей Малых: В настоящее время меховой рынок находится в состоянии стагнации. Это также коснулось и выставочного бизнеса, так как все взаимосвязано.

ЯМ: На ваш взгляд, должно ли в нынешних условиях что-то предпринять правительство РФ для поддержки меховой отрасли? Если да, то в чем должны состоять эти шаги? Представьте, что в правительстве РФ учредили новую должность – министра меховой отрасли, на которую назначили именно вас, предоставив полный карт-бланш. Какими будут ваши первые пять приказов по отрасли или вашему сегменту?

Алексей Плеханов: Я бы не стал выделять какие-то определенные механизмы именно для поддержки меховой отрасли. Скорее, стоит отметить пути по развитию предпринимательской среды в России в целом. В 2015 году предстоят изменения в налоговом законодательстве, связанные с введением налога на торговые площади. А мы знаем, что для продажи меховых изделий требуются большие помещения. Надо усиливать борьбу с контрафактной продукцией. Добропорядочному производителю практически невозможно конкурировать с дешевыми изделиями из стран Азии, ввезенными по серым схемам. Положительным моментом можно считать планирующееся введение обязательной маркировки меховой продукции в странах Таможенного союза. Вопрос находится на стадии проработки, и если новые меры не привнесут дополнительных сложностей и расходов на получение необходимых сертификатов, то окажут положительный эффект, предоставив покупателю полную информацию об изделии и позволив сделать правильный выбор. Всем отраслям экономики нужно более дешевое и «длинное» кредитование. Действующие ставки оставляют желать лучшего и не позволяют развивать бизнес. В особенности это касается звероводства. В 2014 году широко обсуждался вопрос регулирования промысла соболя. Мы активно участвовали в обсуждении и благодаря тесному сотрудничеству
с Российским пушно-меховым союзом смогли снять несколько острых и негативных моментов в планирующихся изменениях законодательства. Важно, чтобы государственные органы прислушивались к мнению профессионального сообщества, чтобы принимаемые законы не ухудшали, а наоборот, помогали работать по легальным схемам. Поэтому так важно объединение участников рынка и консолидация мнений. Разобщенность отрасли не принесет положительных результатов. Для продвижения своих интересов необходима совместная работа в рамках уже существующих объединений и союзов.

Андрей Ипатов: Специальные меры для поддержки меховой индустрии излишни. Надо работать над устойчивостью национальной валюты, снижением налогового бремени, повышением доступности кредитных ресурсов, снижением общего уровня коррупции. Необходима поддержка малого бизнеса, восстановление системы профессиональной подготовки кадров, особенно рабочих специальностей. Возможно, стоит усилить защитные меры для наиболее уязвимых отраслей, к которым относится и легкая промышленность. При существенных положительных сдвигах в перечисленных направлениях будет происходить оживление экономики, повышение уровня жизни граждан и, соответственно, увеличение потребления товаров, в том числе и изделий из меха.

Андрей Каляев: Я не считаю себя достаточно компетентным, чтобы рассуждать на такие темы детально. Конечно, хотелось бы, чтобы импортные пошлины для меховых изделий и сырья равнялись нулю. Это позволило бы полностью вывести нашу отрасль из тени. Борьбу за цивилизованный меховой рынок считаю бессмысленной, пока в нем существуют две реальности: одна – законопослушные игроки, соблю- дающие все установленные правила, а вторая – находящиеся вне российского правового поля рынки, на которые ввозится огромное количество шуб, не прошедших таможню, продающихся как оптом, так и в розницу без кассовых чеков и других обременений. Я считаю, что любые меры по предотвращению торговли контрабандным и контрафактным товаром, которые предлагают известные и уважаемые меховщики, будут работать только против легальных и, как правило, крупных продавцов. Поэтому если кто-то считает, что «рынки – это святое» и «трогать» их нельзя, то дайте возможность также без правил жить и другим.

Любовь Салимова: Считаю, что государство должно предпринять шаги для поддержки мехового бизнеса. Это может выражаться в повышении импортных пошлин на меховые изделия, дополнительном сертифицировании ввозимой продукции. Возможны дотации или льготы в виде снижения арендной платы, компенсации ставки по кредитам. Необходимо предпринять шаги по возро- ждению, развитию и поддержке зверохозяйств, проведению в них селекционной, кадровой и научной работы.

Эльвира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Правительство должно предоставить таможенные льготы на ввоз меховых изделий в страну, облегчить и сделать как можно проще налогообложение этой отрасли. Разумно было бы предоставлять льготные кредиты и ограничить до минимума покупку меховых изделий в розницу за рубежом.

Николай Бойко: Ваш вопрос поставил меня в тупик: ответить так, как выгодно сиюминутно или так, как правильно в принципе? Мы оказываем услуги по импорту меховых изделий. В этом смысле, чем больше шуб будет завозиться в Россию, чем проще и дешевле будет процедура их провоза через таможню, тем более успешным будет сегодня и сейчас наш бизнес. К сожалению, подобным образом рассуждают многие. Ведь если поразмыслить правильно, заглянув хотя бы на три-пять лет вперед, то становится очевидным, что отечественную меховую отрасль надо восстанавливать. Благодаря своему климатическому и географическому положению Россия богата не только нефтью, газом, но и пушниной. Сама природа дает нам в руки мягкие сокровища и не воспользоваться этим – преступление. Проблемы конкретно нашего сегмента решает не мифическое «Министерство меховой отрасли», а Федеральная таможенная служба. В целом же, первостепенные задачи можно определить следующим образом: восстановление за счет фонда национального благосостояния зверохозяйств; финансовая помощь бизнесу
в организации производств по выделке мехового сырья; десятилетний безналоговый период для зверохозяйств и льготное налогообложение для производств; пресечение таможенными службами путей нелегального ввоза товара совместно с широкой «меховой» амнистией для ранее ввезенного товара; утверждение всероссийского профессионального праздника – Дня Меховщика.

Алексей Семкин: Для поддержки меховой отрасли в первую очередь нужно возродить звероводство. Нет мехового сырья – нет мехового бизнеса, я считаю это аксиомой. Сейчас меховой бизнес в России полностью зависим от поставок зарубежного сырья. Если вновь захлопнется «железный занавес» (боюсь, что к этому все и идет), то значительная часть меховых производств попросту закроется. Поэтому считаю разумным в первую очередь заняться звероводством. Прежде всего нужно собрать заявки от зверохозяйств – кто в чем нуждается. Затем провести выездные инспекции по поступившим заявкам, выяснить действительное состояние дел, составить индивидуальные планы работ по восстановлению поголовья. Возможно, учредить новые фермы с государственным участием. Было бы полезно создать единый банк знаний по меховому производству и обеспечить к нему свободный доступ. Важным шагом может стать и создание единого учебного центра по обучению специалистов и повышению их квалификации с привлечением к работе в нем ведущих отечественных и зарубежных меховых профессионалов.

Андрей Малых: К сожалению, действующую систему неграмотного управления экономикой не поломать – в этом вся проблема. Экономикой управляют дилетанты, которые не знают и не соблюдают экономических законов. Можно издать хоть пять, хоть пятьдесят приказов, все равно результата не будет.

ЯМ: Что может и что необходимо сделать самому российскому меховому сообществу? Не называя имен друзей-конкурентов, какие их действия на рынке вы считаете неприемлемыми?

Андрей Ипатов: Понятие «меховое сообщество» я бы использовал только в кавычках, так как, по моему мнению, его просто не существует. Существует совокупность предприятий, бизнеc единиц, использующих в своей коммерческой деятельности меховые товары. И как раз создание, формирование реального сообщества – вопрос очень актуальный в последние годы. Большин ство отраслей в обязательном порядке создают или уже давно создали свои сообщества, отраслевые союзы, ассоциации, выполняющие реальные функции и решающие серьезные задачи по продвижению соответствующих групп товаров, созданию и поддержанию интереса, культуры потребления товаров, консультирования участников сообщества по различным сложным вопросам, организации взаимодействия с органами власти и т.д. Можно уверено говорить о снижении интереса потребителя к изделиям из меха, то есть мода на мех постепенно уходит, и никто не занимается поддержанием интереса потребителя к меховым товарам, созданием привлекательности, потенциальной ценности для покупателя. Это одна из основных задач бизнеса, если не главная. Этим должно заниматься серьезное объединение меховщиков с реальным финансовым участием крупных и средних операторов рынка. К сожалению, на текущий момент понимание необходимости и инициатива по созданию подобного союза
в среде меховщиков отсутствует и не поддерживается по причине большой разобщенности и отсутствия маркетингового мышления у большинства участников рынка. Формат нашего с вами разговора не позволяет подробно раскрыть столь важный для отрасли вопрос. Это можно было бы сделать в рамках отдельной статьи или дискуссии. Переходя ко второй части вопроса, могу сказать следующее: не называя имен друзей-конкурентов, считаю неприемлемыми следующие действия:

  • открытый промышленный шпионаж, а говоря простым языком – воровство идей, что очень широко распространено как среди производителей верхней одежды, так и производителей головных уборов, что обусловлено сложностью в патентовании моделей и легкостью преодоления данного барьера;
  • ошибочные действия некоторых компаний, заключающиеся в неконтролируемом снижении цен на изделия, что приводит к обесцениванию представлений потребителя о меховых товарах. Сегодня за одну среднюю московскую зарплату можно купить две шубы, причем не на рынке, а в довольно респектабель- ном магазине в центре города. Покупка изделия из меха переходит в разряд обыденного действия, не несущего никакой ценностной и смысловой нагрузки и не оставляющего должного эмоционального следа у покупателя. В результате мех теряет свой престиж и спускается все ниже и ниже по шкале ценностей потребителя.

Андрей Каляев: Российского «мехового сообщества» я не знаю. Каждый живет сам – как умеет. В первую очередь, я бы посоветовал всем не думать о том, как испортить жизнь конкуренту, а больше беспокоиться о своем бизнесе, как сделать его лучше и успешнее. Не нужно писать жалобы в ФАС на неудачную или глупую рекламу, выпущенную каким-то бестолковым маркетологом, которая, возможно, задела вас и о которой владелец даже не знает. Можно просто позвонить и все решить за пять минут.

Любовь Салимова: Всем нам стоит повысить качество производимой продукции. Совершенно неприемлем для нас ценовой демпинг.

Эльвира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Бич нашей отрасли – недобросовестная конкуренция.

Николай Бойко: Российские меховщики расколоты на два лагеря. Одни занимаются мехами лишь потому, что это дает выгоду. Им все равно, чем торговать: шубами, бельем, тапочками, рыбой или сигаретами. Главное – купить товар и привезти его подешевле, а продать подороже. И не важно, что «третий сорт – не брак», не важно, что товар контрабандный. Для других меха – это образ жизни и философия. Им не безразлично, чем и как торговать, они хотят, кроме полученной прибыли, услышать «большое спасибо» от благодарного и счастливого покупателя. Первостепенная задача состоит в том, чтобы такой образ мысли меховщиков стал нормой для всех участников мехового сообщества.

Алексей Семкин: Не буду оригинален: всем нам надо работать, работать и еще раз работать.

Андрей Малых: Всему меховому сообществу нужно работать честно, хотя бы стараться, а не покупать на рынке китайские шубы и продавать их под своей товарной маркой.

ЯМ: Определите самое главное меховое событие этого сезона.

Андрей Ипатов: Главное событие текущего мехового сезона за рубежом – проведе-ние объединенного аукциона двумя крупными аукционными компаниями American Legend и Finnish Fur Sales. Трудно переоценить значение данного события для покупателей мехового сырья, особенно из России. Главное событие сезона в России – проведение впервые за последние годы специализированной меховой выставки «MosFur» в Гостином дворе. Несмотря на то, что в первый раз выставка собрала не так много посетителей, в перспективе, безусловно, данная площадка станет для российских меховщиков основной.

Андрей Каляев: Живем от сезона до сезона – вот и все наши события.

Любовь Салимова: Самое главное и долгожданное событие этого сезона – понижение температуры и выпадение снега.

Эльвира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Основным меховым событием считаем выставку MIFUR.

Николай Бойко: Боюсь, что главное меховое событие сезона – наступление зимы – опять откладывается на неопределенное время.

Алексей Семкин: Мне кажется, что основное событие в сезоне 2014-2015 года – выставка «Shapeau».

Андрей Малых: Главное событие этого сезона заключается в том, что, слава Богу, все живы и здоровы.

ЯМ: Каким, на ваш взгляд, будет сезон 2015-2016? Что вы ожидаете от него в вашем сегменте мехового рынка?

Алексей Плеханов: По прогнозам крупных иностранных меховых компаний текущая ситуация продолжится от 2 до 5 лет. К сожалению, наверное, это так и есть. Мы привыкли к хорошим продажам и высоким ценам. Мировой рынок норки вошел в стадию перепроизводства. Вряд ли все нынешние объемы могут быть переработаны и реализованы в течение лишь одного года. Дополнительно, возможно, значительное сокращение количества звероводческих хозяйств, что лишь добавит рынку в 2015 году объема продукции. В Китае сокращение производства норки составило уже около 30%. Надо привыкать к новым реалиям и постараться пережить это время, сохранив производство. В первую очередь, это касается российского звероводства. Высокий валютный курс, конечно, помогает реализации, но с другой стороны, увеличивает себестоимость, так как растет импортная составляющая, доля которой довольно значительна. В любом случае, за падением последует и рост. Будем надеяться, что мы уже прошли минимумы и дальнейшего снижения не произойдет. Ряд внешних факторов, такие как сентябрьские аукционные продажи, вселяют небольшую уверенность, но поддержка у рынка, учитывая нынешние реалии, скорее, минимальна.

Андрей Ипатов: Не очень корректно делать прогноз на такой отдаленный период как сезон 2015-2016 года в столь стремительно меняющейся экономической и политической обстановке. Необходимо завершить текущий сезон, а уж потом оценивать результат.

Андрей Каляев: Ожидаю, что меховой рынок станет меньше. И некоторые сойдут с этого поезда. Лично я хотел бы остаться.

Любовь Салимова: Думаю, что сезон 2015-2016 будет такой же, как и предыдущие три-четыре сезона. Ожидаем падение спроса в связи со сложной экономической ситуацией в стране.

Ирина Михайлова: На наш взгляд, сезон 2015-2016 из-за курса рубля будет сложным для меховщиков. Вместо пошива новых меховых изделий будет больше реставрации старых. А это значит, что химикаты, подкладочные ткани и аксессуары будут также актуальны.

Эльвира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Мы не ожидаем никаких изменений по сравнению с последними пятью сезонами.

Николай Бойко: При всей сложности ситуации хочется быть оптимистом, поэтому скажу так: сезон 2015-2016 года должен быть не на много хуже сезона уходящего.

Алексей Семкин: Все будет зависеть от политики, а она весьма непредсказуема.

Андрей Малых: В сезоне 2015-2016 года всем придется потуже затянуть пояса.

ЯМ: Не считаете ли вы, что эра меха уходит? Что некий меховой ренессанс недавних лет – всего лишь небольшой всплеск перед предстоящим окончательным увяданием этого рынка?

Алексей Плеханов: Мы бы не стали называть происходящие процессы предвестниками исчезновения рынка. Скорее, это движение в новом направлении. Все больше элементов из натурального меха появляется в производстве аксессуаров, в отделке текстильных изделий, в мебели… Спрос с сегмента «luxury», скорее, переходит в сегмент «fashion». Произошло насыщение рынка дорогими, но простыми изделиями. Покупатель хочет чего-то необычного, чего-то нового. Именно благодаря этой тенденции рынок дикой пушнины упал меньше, чем рынок клеточной. В мире делается ставка на молодых и смелых дизайнеров, на применение новых технологий обработки меха. Одновременно значительно сократилось количество акций защитников животных. Люди стали понимать, что искусственный мех куда более опасен для окружающей среды, чем натуральный, и не сможет заменить его в производстве готовых изделий. Мода меняется, а в последние годы меняется очень быстро и кардинально. Важно следовать за ней. Качественные и современные изделия всегда будут пользоваться спросом. Тем более в России – стране с нашим холодным климатом.

Андрей Ипатов: В России интерес к меху устойчиво снижается под влиянием следующих основных факторов:

  • снижение уровня доходов населения;
  • отсутствие работы по продвижению, созданию, формированию и развитию культуры потребления меха;
  • из-за целенаправленной, но ошибочной политики некоторых компаний, заключающейся в бесконечном дисконтировании, что приводит к полной дезориентации потребителя. То, что постоянно дешевеет – перестает цениться.

Но в глобальных масштабах, в целом интерес к меху растет. Это подтверждается ростом объемов производства. В мире мех продолжает ассоциироваться с роскошью и богатством, воспринимается как атрибут достатка и признак высокого статуса владельца. В условиях глобальной экономики отечественные игроки имеют все возможности для выхода на растущие перспективные рынки потребления в случае падения спроса на традиционных рынках.

Андрей Каляев: Увы, несомненно, вы правы. Вся ценность меха, равно как и золота – только в нашей голове, в воспитании. Эти товары достались нам из прошлого, они архаичны, поэтому рано или поздно уйдут. Сумма, которую готовы потратить люди на эти товары в процентах к их бюджету, постоянно снижается. Скоро будем торговать одними хвостами, а шуба из цельной норки станет безумной роскошью миллионеров.

Любовь Салимова: Мы не считаем, что эра меха уходит. В той или иной степени меховая одежда будет актуальна на просторах России, пока есть зима и морозы.

Ирина Михайлова: Считаем, что изделия из натурального меха всегда были и будут в моде.

Эльвира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю: Абсолютно с вами не согласны! Снижение продаж объясняется двумя факторами: общей негативной ситуацией в стране и утечкой розничного потребительского спроса за пределы России. В частности, в Грецию, Эмираты и Турцию.

Николай Бойко: Когда-то меховой одеждой был тулуп из овчины. Лет пятнадцать назад каждая женщина хотела носить нутриевую шубу. Совсем недавно поголовным влечением стали изделия
из норки. Собственно, что изменилось? На смену норке придет соболь, рысь, кролик, «шанхайский барс»… А человек все равно будет носить то, что одел его далекий предок в каменном веке – шкуру животного.

Алексей Семкин: Эра меха уйдет только тогда, когда уйдут на покой те люди, которые хотят и умеют им заниматься. Можно сказать, что «меховой ренессанс» или «увядание рынка» полностью зависит от нас. Как будем работать, так и будет развиваться ситуация.

Андрей Малых: Меховой рынок не умрет, но объемы сократятся значительно.

ЯМ: Что бы вы хотели пожелать нашим читателям и вашим коллегам – меховщикам? О чем бы вы хотели сказать еще, но мы вас об этом забыли спросить?

Алексей Плеханов: Хотел бы пожелать читателям журнала успеха и процветания. Чтобы росло благосостояние граждан России, и они могли приобретать дорогие и качественные меховые изделия, в том числе и отечественного производства. Достойно пережить текущую нестабильность рынка.

Андрей Ипатов: Хочу пожелать коллегам и читателям всегда и во всем видеть больше положительного, быть внимательными друг к другу, дорожить, прежде всего, человеческими отношениями, достичь всего, что задумано.

Андрей Каляев: Большинство меховщиков всю свою жизнь хотят найти какой-нибудь другой бизнес и выйти из меха. Пусть им повезет.

Любовь Салимова: Хотим пожелать терпения, упорства, креативности и позитива!

Ирина Михайлова: Пожелать всем хочется морозной и снежной зимы, стабильной работы и хорошего настроения.

Эльвира Миннигалеева и Маджартай Шюкрю Бей: Искренне желаем, чтобы наша работа приносила прибыль и дарила радость клиентам.

Николай Бойко: Вспоминаются строки из стихотворения Константина Симонова: «Ничто нас в жизни не может вышибить из седла!»

Алексей Семкин: Удачи. Терпения. Знаний. Ну и конечно, личного счастья.

Андрей Малых: Хочу пожелать всем хорошего настроения, бодрости духа и исполнения всего задуманного. Народная мудрость гласит: «Все, что нас не убивает – делает нас сильнее».